Физика и акробатика. Как могулисты готовятся к сезону

Андрей Волков – тренер государственной сборной России по фристайлу в дисциплине «могул». В интервью он рассказа о том, почему принципиальная физическая подготовка, батутная подготовка, а также сколько спортсмену необходимо времени работы над этими аспектами.

— Могул делится на три составляющих: техника, скорость и прыжки. В ходе тренировочного процесса мы разбиваем подготовку на эти составляющие и тренируем каждую по отдельности. Для заслуги результата разбить подготовку на этапы просто нужно – отрабатывать все нюансы по отдельности, а позже сводить. Поэтому, у нас был сбор в Ярославле на батутах. Это очень принципиально и необходимо для исправления ошибок, усложнения программ спортсменам. Также на сборе мы работали над общей физической подготовкой, которая, непременно, важна и необходима.

— Как строится сама работа?

— Тренерский штаб исходит из того, что атлет делал и какие оценки получал на интернациональных соревнованиях. Смотрим, где ему не хватает, то есть, над каким компонентом нужно работать. Если у него хорошие оценки за прыжки, то, в принципе, ему необходимо уделить не так много времени на работу над прыжками. А вот если у могулиста идет большой проигрыш по прыжкам, тогда уже необходимо работать – либо усложнять программу, либо шлифовать уже имеющуюся до нужного уровня.

— Что насчет физической подготовки?

— Физическая подготовка – база основ. Я думаю, это все понимают. Без физики – ты ничего не сможешь делать, ни прыгать, ни ездить, высочайший риск получения травм. Понятно, что развивать необходимо все аспекты, но физика всегда должна быть на неплохом уровне.

— Сколько времени в соотношении вы занимаетесь ОФП, а сколько акробатической подготовке?

— На прошедшем сборе – так как тренировочное мероприятие было направлено на акробатическую подготовку, то 80 на 20 процентов, где – то так. Но, в данном нюансе тоже все индивидуально. Если у спортсмена все в порядке с акробатической подготовкой, то можно уделять внимание в процентном соотношении 50/50. Повторюсь, если человек находится на высочайшем профессиональном уровне – то 50/50.

— Каким группам мускул уделяете больше внимания, а каким меньше?

— В могуле в большей степени работают спина, ноги и пресс. Но, мое мировоззрение, что спортсмен должен физически развиваться всестороннее. И руки, ноги, спина, пресс, работает весь организм. Это необходимо для того, чтобы обезопасить себя от травм, нужен мышечный корсет.

— Как мышечная масса в вашей дисциплине принципиальна?

— В могуле не нужна большая масса, большая нагрузка будет на колени. У нас преобладает скоростно-силовая работа. Естественно, мы все эти стороны развиваем поэтапно, прорабатываем все нюансы. Безусловно, есть спортсмены, у которых есть эти свойства.

— Следите ли за мышечной массой атлетов?

— Естественно, следим. Большой набор мышечной массы – гипертрофия, нам она не очень принципиальна. Два раза в год ребята проходят ЭКО (этапное всеохватывающее обследование — прим.), все это фиксируется, как спортсмены переносят нагрузки, в каком состоянии. После этого уже делаем выводы.

— Как вы оцениваете уровень подготовки спортсменов?

— После сезона спортсмены отдыхают, а позже начинается подготовка. Когда мы приезжаем на 1-ый сбор, то проводим тестирование. Есть испытания, которые ребята сдают, которые позволяют нам сделать вывод, кто в какой форме. Проводим также промежные тесты по общей физической подготовке, как они набрали либо не набрали форму.

— Испытания специально разработаны?

— Нет, у нас вид спорта специфичный, но есть общие тесты по физической подготовке. Стандартные упражнения, которые позволяют дать информацию о состоянии спортсменов. По специальной физической подготовке мы также проводим испытания, не так часто, но проводим. По акробатике, к примеру, контрольные тренировки. Что касается техники, то это труднее, есть парочку упражнений.

— А сколько в среднем времени необходимо уделить батутной подготовке?

— Это все зависит от спортсмена, на каком уровне он находится. Если спортсмен находится на высочайшем уровне, он знает все сложные прыжки, тогда ему в предварительный период месяца вполне хватит. И, снова же, какие у того или другого спортсмена есть. Все-таки, акробатическая составляющая в могуле – 20%.

— Все ли прыжки можно отработать на батуте, либо, все-таки, какие – то нельзя?

— На батуте можно отработать все прыжки. Поначалу все спортсмены работают над базовыми прыжками. Вообщем вся работа начинается с базы. Базисные отработали – перешли на более сложные. А далее идет работа по направлениям, в зависимости от спортсмена: кому-то нужно поработать над техникой, кому-то поднять сложность прыжков, кому-то наработать стабильность при выполнении прыжковых частей.

— В процессе работы над прыжками какие-то спортсмены употребляют лонжу. Для чего она нужна и какую функцию исполняет в процессе работы?

— Лонжа дает возможность очень корректировать и чисто выполнять упражнения, чтоб спортсмен мог детально понять и ощутить свою работу в воздухе. А позже, когда он запомнит, тогда уже происходит оттачивание прыжков без лонжы, потом прыгает на воду и на снег.

— Детализированную проработку в процессе подготовки используете?

— Если речь идет об исследовании техники, конечно, тренер по акробатике может показать классические прыжки. Плюс, при проработке можно использовать видео. Если нужно, то ведется съемка, а после детально уже разбираются отдельные фазы прыжка.

— В команде есть юные спортсмены, которые только начинают привлекаться к работе. До этого они работали в регионах. Как трудно работать с региональными атлетами?

— Да, бывает, что появляются трудности при работе с молодыми спортсменами. Очень частая неувязка – у ребят нет базы, как самого выполнения прыжков, так и техники выполнения поворотов. Приходится откатываться незначительно назад, изучать базу, доносить до их информацию, а потом уже двигаться далее по этапам.

— И сколько по времени это может занимать?

— Во-1-х, это зависит от самого человека, как он координирован, как быстро он сумеет адаптироваться и перестроиться, устранить недочеты, как он ощущает свое тело. Трудно дать однозначный ответ. Кому – то нужен целый сезон, чтоб все понять и начать работать в подходящем ключе. Кому-то – два сезона и более. Это не так просто. По собственному опыту скажу, что это делается равномерно.

— Планировали ли, может быть, для региональных тренеров какие-то семинары либо рекомендации, тренинги? Чтобы ошибок в подготовке было меньше.

— Да, естественно, можно проводить. Когда – то даже пробовали. В акробатической части тренерский штаб государственной команды дает рекомендации, общается с региональными тренерами. С технической частью чуточку труднее, поскольку подобную работу нужно выполнять на снегу. Снег в нашей стране, грубо говоря, с декабря по апрель. В этом время тренерский штаб государственной команды готовит сборную к международным стартам. Несколько лет обратно мы проводили подобный семинар, когда еще работали канадские спецы. Мы приезжали и наглядно показывали, как и что необходимо делать.

— Можно ли гласить о том, что это дало итог?

— Не могу сказать точно, что и как кто сообразил. Зачастую бывает, что у каждого регионального представителя есть свое мировоззрение, кто-то послушает и примет на вооружение, а кто-то ничего не услышит.

| По материалам ffr-ski.ru.

News Reporter

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *